Премия Реммерса для реставраторов Москвы

    Обсуждаем вопросы:
  • Я — доброволец!
  • ЮАР: курорт Сан-Сити (sun city)
  • Эффект длиною в жизнь
  • Это неуправляемое желание
  • Шотландские Гебриды
Премия Реммерса для реставраторов Москвы Международный экспертный совет высоко оценил работу по сохранению исторического наследия, которая ведется в столице России: в ноябре московские зодчие получили престижную награду — премию имени Берхарда Реммерса «За выдающиеся заслуги в реставрации и сохранении памятников архитектуры». Этому событию была посвящена пресс-конференция в Информационном центре правительства Москвы.

Возрождение Царицыно руководитель столичного стройкомплекса Владимир Ресин назвал уникальным, а судьбу этого памятника — трагической. «Я не первый день в строительстве, но в моей биографии не было такого, чтобы мы закончили долгострой, которому 200 лет», — заметил В. Ресин. Действительно, архитектурный ансамбль в Царицыно начали создавать еще в XVIII в. великие русские зодчие Баженов и Казаков. Было много споров о том, стоило ли в наши дни восстанавливать разрушенный памятник. «Некоторым кажется, что вместо реконструкции иногда лучше сохранить руины, — заметил по этому поводу В. Ресин. — Но может случиться так, что завтра и от руин ничего не останется. К решению подобных вопросов надо подходить избирательно, как это делают профессионалы всей Европы». В итоге реставрации Царицыно в Москве появился один из самых крупных музеев-заповедников, ставший для жителей и гостей столицы любимым местом отдыха. Однако в этой связи возникает вопрос: какой в принципе должна быть участь восстановленных исторических объектов? Можно ли их активно использовать, или нужно законсервировать и сохранять в первозданном виде? Как считает Валерий Шевчук, председатель Комитета по культурному наследию города Москвы, сегодня реставрация — одна из самых сложных дискуссионных областей. По его словам, решение о судьбе каждого памятника принимается с учетом различных точек зрения, и оно должно быть оптимальным. «Невозможно все законсервировать, поскольку мы живем в реальном пространстве и исходим из тех возможностей, которые имеются у государства, — подчеркнул председатель Москомнаследия. — Но при вхождении памятника в современную жизнь нужно прилагать все усилия для сохранения его исторической неповторимости». По мнению В. Шевчука, примером рационального использования возрожденного памятника может служить бывший Путевой дворец, который после окончания реконструкции станет Домом приемов мэра и правительства Москвы, что в целом соответствует исторической функции здания. На премию Реммерса претендовали Италия, Франция, Бельгия и другие страны с богатой историей, но тем не менее экспертный совет, подводя итоги, отдал предпочтение России с ее проектом Царицыно. Руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия Александр Кибовский рассказал, что всего для участия в конкурсе было подано порядка 45 заявок. В финале рассматривалось лишь пять объектов. И, несмотря на то что партнером ярмарки Denkmal, в рамках которой проходил конкурс, выступала Венгрия, претендовавшая, естественно, на главный приз, его все же присудили Москве. Как сказал В. Ресин, при этом была учтена вся огромная работа, которая ведется в России в области сохранения исторического наследия. Эксперты, оценивая в совокупности деятельность российских архитекторов, реставраторов и строителей, отметили такие проекты, как Петровский дворец, Коломенское, Манеж, Гостиный Двор, Кремль, храм Христа Спасителя и др. О том, как проводилась реконструкция Царицыно, журналистам рассказал первый заместитель председателя Комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы Михаил Посохин. По его словам, особенность комплекса — большое количество объектов, которых в целом около семидесяти. Помимо их реконструкции, специалисты восстанавливали также исторический ландшафт и совершенно уникальную систему прудов, которые были давно заброшены. Таким образом, решались задачи не только искусствоведческие и архитектурные, но и инженерные. Справиться с ними помог опыт столичных реставраторов, их традиции. Одна из них — отдавать приоритет археологическим работам, начинать восстановление объекта именно с них. Специалисты осуществили консервацию баженовских конструкций, которые были снесены еще по указу Екатерины. Основой для восстановления Кавалерского и Оранжерейного комплексов и некоторых инженерных сооружений послужили дошедшие до нас акварели художника Казакова. Для того же, чтобы реконструировать Большой дворец, пришлось провести специальные исследования, сделать технические, химические анализы и т. д. «Здание простояло почти 200 лет под открытым небом. О его состоянии было сделано заключение — памятник восстановлению не подлежит. Еще бы лет пять, и мы бы этого дворца больше никогда не увидели», — заметил М. Посохин. Тема: , , , Материалы по теме
Полезно для мамуси