Центральный Вьетнам

    Обсуждаем вопросы:
  • Короткие заметки из жизни городов. Город негорящих фонарей и воинствующих оленей
  • Усатые-полосатые
  • Танцуют все!
  • Таиланд на букву Ч
  • Средства контрацепции
Центральный Вьетнам По странным причинам Вьетнам, когда-то бывший очень близким нам, превратился для многих россиян в некую отдаленную и чуждую страну. Зато для любознательного путешественника нет ничего более интересного, чем оказаться в абсолютно непривычной среде, окунуться в чужую культуру, не только понять ее разумом, но и прочувствовать. Путешествовать по Вьетнаму удобно, абсолютно безопасно и в то же время чрезвычайно любопытно и поучительно. Это давно поняли американские и австралийские туристы, не говоря уже о китайцах и японцах.

Индокитай всегда привлекал христианских священников и завоевателей. Некоторые из них оставались здесь на всю жизнь, как, например, христианский миссионер Александр Род. Роль этого подвижника в культуре Вьетнама подобна миссии Кирилла и Мефодия в славянском мире. Голландец Род в ХVII веке изобрел алфавит на латинской основе для записи вьетнамских текстов. Через 200 лет, в конце ХIХ века, эта письменность, названная куок нгы, получила официальный статус. Ее начали применять для составления государственных актов, затем в быту и литературе. А до этого для письма использовали китайские иероглифы. Они до сих пор рассыпаны по всему Вьетнаму. В ХХ веке Вьетнам стал жертвой жестокой и беспощадной войны. И хотя вышел из нее победителем — агрессоры покинули истерзанную землю, — военные шрамы до сих пор не зарубцевались окончательно. В целом на военном положении Вьетнам находился почти полвека. Отсюда и закрытость. Мир за пределами страны долгое время оставался абсолютно неведомым местным жителям, что в последние десятилетия активно преодолевается. Уже более 30 лет нет разделительной полосы по 17-й параллели между Севером и Югом, но все равно существуют как бы две страны: динамичный Южный Вьетнам с центром в Сайгоне-Хошимине и неторопливый и бедный Северный Вьетнам со столицей в Ханое. А что такое Центральный Вьетнам? Прежде всего это территория, где шли наиболее ожесточенные бои. Кроме миллионов людей были уничтожены тысячи исторических и культурных памятников, тысячи гектаров плодородной почвы и уникальных тропических лесов. И большая часть потерь пришлась именно на центр страны. Но вьетнамские крестьяне своим упорным и неустанным трудом вернули к жизни мертвые рисовые поля, восстановили ананасовые плантации и кокосовые рощи, насадили леса каучуконосов. Сегодня идеальная ухоженность полей и плантаций потрясает! С переходом к рыночной экономике значительно ускорился процесс восстановления хозяйства. Люди получили возможность вести бизнес, пусть пока малый, но все-таки собственный, который помогает выживать. После хозяйственно-экономических реформ частный сектор стал главным поставщиком рабочих мест. Дананг, Хюэ, Хойан — это города центральной части страны. Каждый из них интересен по-своему. Хюэ — старинная императорская столица, Хойан — древний торговый центр Юго-Восточной Азии, основанный китайцами, Дананг — четвертый по величине город Вьетнама, раскинувшийся у подножия Мраморных гор. Во время войны он был главной военной базой США. Построенный американцами военный аэродром — теперь первый по значимости аэропорт центральной части страны, в приличном состоянии, с хорошей взлетной полосой, в отличие от скромного аэропорта в Камрани, строившегося советскими военными в то же время. Прилетая в Центральный Вьетнам, попадаешь в Дананг, откуда можно отправиться в Хюэ (около 60 километров на север) или Хойан (около 30 километров на юг). Для начала предстоит познакомиться с местным уличным движением. Автомобилей во Вьетнаме не так уж много. Но зато мотоциклов и мотороллеров не счесть. Они несутся по улицам городов тысячными стаями, не признавая ни дорожных знаков, ни светофоров. Вообще, кажется, что вьетнамцы даже не подозревают о правилах, пренебрегая опасностью. Наблюдать за движением на перекрестках — испытание не для людей со слабым сердцем. Все шумит, гудит, трещит, лавируя между соседними мотороллерами, велосипедами, рикшами, пешеходами и редкими машинами. Каково водителю в этом незатихающем потоке транспорта, остается только догадываться. Каково пассажиру — я узнала на собственном опыте. Новые вьетнамские друзья, муж и жена, оказались почти что моими коллегами — профессорами кафедр русского и английского языков в университете Хюэ. Они решили показать мне красоты своего великолепного города, но сначала пригласили на вечерний чай к себе домой. «Не надо ни о чем беспокоиться. Мы за вами заедем прямо в отель, а потом отвезем обратно», — успокоили эти милые, обаятельные люди. И вот я сижу на заднем сиденье мотобайка, судорожно вцепившись в поручень, — мы с водительницей-профессором мчимся по извилистым улицам столицы вьетнамских императоров, минуя перекрестки, не останавливаясь перед светофорами, ловко объезжая на переходах пешеходов. Зажмурившись, с ужасом жду неминуемого столк­новения. Какое счастье, что город маленький и все здесь близко… Минут через десять скорость заметно падает. Приоткрываю глаза — мы въезжаем в крошечный дворик-садик, зажатый со всех сторон домами. На пороге встречает хозяин с сыном: «Добро пожаловать в наш уютный дом!» Оставляю кроссовки на пороге рядом с обувью хозяев, вхожу. Дом очень уютный, правда, узкий и вытянутый вверх, как все дома во Вьетнаме. Объяснение простое — цена земли под постройкой здесь определяется по ширине фасада. В высоту и глубину здание можно удлинить, насколько хватит денег у хозяев. У моих коллег хватило на два этажа. Внутри дома ослепительная чистота и красота. На первом этаже небольшая гостиная, объединенная с кухней. Повсюду цветы, на стенах рисованные и вышитые картины. Низкие столик и диванчики, телевизор, DVD-система, компьютер. На второй этаж ведет лестница из тикового дерева. Там спальня и маленькая комната сына. Все устроено и обставлено, может, не очень богато, зато рационально и с тонким вкусом. Замечаю в деталях убранства приметы России. Конечно же, матрешки. Куда же без них? Настенный календарь с видами Московского Кремля, множество дисков с нашими фильмами и музыкой. Русские вилки и ножи для фруктов. А вот для чая все исключительно вьетнамское — маленькие чайники и крошечные пиалы, буквально на три-четыре глотка. В чайниках разные виды чая. Их хозяин готовит сам, подбирая смеси из различных сортов, добавляя цветы — жасмин и гибискус, выращенные им тут же в саду. Оказывается, большинство вьетнамцев практически не готовят дома. Здесь всегда можно поесть вкусно и очень недорого в маленьких местных ресторанах или заказать обед просто у уличного продавца еды. Прямо на ваших глазах он быстро приготовит свежайший супчик с лапшой, морепродуктами, курицей, мясом. Предложит к блюду множество разных соусов и, конечно, рис. Рис на Юго-Востоке используют вместо хлеба. Но во Вьетнаме в отличие от прочих стан этого региона пекут потрясающе вкусные круассаны и багеты — наследие французской колонизации. Итак, мы чаевничаем. Слушаю рассказ хозяев об их давней учебе в Москве и Санкт-Петербурге, вернее, в тогдашнем Ленинграде, об их сегодняшней работе. По-русски оба говорят прекрасно. И хотя просят исправлять их ошибки, нужды в этом нет. Узнаю, что современная вьетнамская молодежь больше стремится изучать английский. По нему много хороших современных учебников, адаптированной литературы. Знание английского помогает найти работу в транснациональных компаниях, имеющих во Вьетнаме множество дочерних фирм. Среди них такие гиганты, как Nike, Canon, Adidas, Alkatel, Siemens и другие. Благодаря усердию и трудолюбию вьетнамцы быстро обучаются, что ценят западные работодатели. Иная ситуация с русским языком. Учебники в основном старые. Совершенно нет информации о современной русской литературе, читать и переводить которую мои новые друзья просто жаждут. Во множестве других семей с удовольствием читали бы переводы. И хотя Интернет во Вьетнаме повсюду, с помощью Сети не так легко сориентироваться в чужой культуре. Зато благодаря прогрессу в цифровой видеозаписи и телевидению в этом доме хорошо знают наши фильмы, ведущих режиссеров и артистов. Домашняя телеантенна кроме местного телевидения настроена и на два русских канала. Россия, русская культура для моих знакомых не предмет праздного любопытства, а объект искренней любви. И, как я поняла, таких семей немало. К моей великой радости, в то очень позднее время, когда я возвращалась в отель, движение на улицах почти замерло. Хюэ — это не Ханой и не Сайгон, где энергия жизни не утихает даже ночью. Хюэ отдыхает перед новым рабочим днем, который во Вьетнаме начинается в шесть утра. На следующее утро, вновь пережив ужас поездки по улицам, оказываюсь перед воротами Императорского города. Сам по себе он не так уж стар. Его начали строить летом 1804 года по воле императора Жа Лонга. Имя этого правителя по рождению — Нгуен Ань. Он стал основателем последней династии Нгуенов. Именно он лишил Ханой статуса главного города, основав на левом берегу Ароматной реки новую столицу страны. С тех пор 13 императоров династии Нгуенов правили из Хюэ вплоть до 1945 года, когда последний вьетнамский император Бао Дай после провозглашения Демократической Республики Вьетнам добровольно сложил с себя полномочия. Столицей нового государства стал Ханой. Императорский город, образующий в плане прямоугольник, окружен кирпичной стеной высотой около четырех метров и толщиной свыше одного метра. Вокруг широкие четырехметровые каналы, заполненные водой, поверхность которой покрыта цветущими белыми и розовыми лотосами. Внутренняя территория города с различными постройками и императорскими дворцами поделена на части невысокими стенами с изысканными воротами. Каждая часть вместе с воротами имеет собственное название в соответствии с церемониальным назначением. Более чем из сотни построек до настоящего времени сохранилось менее половины. Самые большие разрушения постигли Хюэ в период с 1945 по 1990 год. Сначала город грабили перед своим уходом французские колонизаторы. Затем он сильно пострадал во время вьетнамской войны. Позже разрушительную работу продолжили коммунисты, уничтожая все буржуазное. В 1993 году ЮНЕСКО внесла императорский комплекс в Список Всемирного культурного наследия, что наконец остановило варварство. Из сохранившегося в первую очередь обращают на себя внимание великолепные Полуденные ворота Нго Мон, ведущие в святая святых — Запретный Пурпурный город. Ворота в пределах города — самое высокое сооружение. Своей архитектурой они напоминают Ворота небесного спокойствия в Пекине. Задумав строительство Нго Мон, император направил своих архитекторов в Китай за опытом. Комплекс ворот объединяет три входа в первый внутренний двор. Средние, собственно Полуденные ворота, предназначались исключительно для императора, правые — для свиты и чиновников, левые — для военных. По краям сделаны туннели для прохода солдат и животных — лошадей и слонов. Верхний павильон ворот служил трибуной во время торжественных церемоний и парадов. В 1945 году, стоя на этой трибуне, император Бао Дай отрекся от трона. Центр ансамбля Императорского двора — Дворец высшей гармонии Тхай Хоа. Раньше он был доступен только для императора, его ближайших родственников и четырех мандаринов (чиновники) высшего ранга. В 1806 году здесь проходила пышная коронация императора Жа Лонга, а затем и всех последующих Нгуенов. Пафосное название «дворец» не совсем соответствует представлениям европейцев. Это дворец в азиатском понимании — крыша-навес, поддерживаемая множеством позолоченных и лакированных столбов из ценных пород дерева и украшенная по загнутым краям фигурками драконов. По периметру строение прикрыто легкими навесными стенами. Внутреннее пространство абсолютно пустое: ничто не должно отвлекать от созерцания. Из Дворца высшей гармонии можно попасть в Запретный Пурпурный город, на просторную территорию которого 70 лет назад позволено было вступать лишь императору, его жене и наложницам. Тех же, кто нарушал запрет, ожидала смерть. Хотя в наше время вход сюда открыт любому желающему, смотреть здесь, увы, уже не на что. Лишь трава покрывает огромную пустую площадь. Всё погубили войны и грабежи. Единственными объектами, не пострадавшими от военных операций, остались девять величественных бронзовых чаш, называемых династическими урнами. Вес каждой из них около двух тонн. Отливка урн требовала высокого технологического и художественного мастерства. Сосуды изысканно украшены барельефами с изображениями животных, растений, тропических пейзажей. Их изготавливали в течение столетия с 1835 года в честь императоров династии Нгуенов. Императорский город находится внутри военной крепости, которую по-европейски называют цитаделью. Она окружена толстенными стенами, которые с одной стороны защищает река, с трех других — водный канал. Центральное сооружение цитадели — Флаговая башня, мощное каменное строение, в котором располагался главный наблюдательный пункт Императорского города. Сегодня над башней развевается вьетнамский государственный красный флаг с золотой звездой. Площадь перед башней и прилегающие парки стали любимым местом гулянья горожан. Здесь дети катаются на велосипедах, мамы прогуливаются с малышами, подростки запускают красочных воздушных змеев. Здесь можно попробовать местные сладости и художественно нарезанные фрукты. Атмосфера по-восточному пестрая, шумная и веселая. — А теперь поедем к другому важному месту — к пагоде Тхиенму, — говорит моя вьетнамская знакомая. — Это самая старая пагода в окрестностях Хюэ, она построена в 1601 году. Снова поездка на мотобайке. К счастью, этот отрезок пути самый короткий. Не успев как следует испугаться, оказываюсь возле холма, на котором расположена пагода. Вид открывается такой, что глаз не отвести. Внизу, у подножия, катит свои воды Ароматная река. По ней неспешно плывут прогулочные кораблики, лодки с рыбаками, баржи с грузами. Вечереет. Берега, покрытые пышной тропической зеленью, тают в голубовато-розовой дали. Во Вьетнаме все сколько-нибудь интересные места окружены легендами. Говорят, к одному из видных сановников во сне явилась небесная госпожа Тхиенму и сказала, что ему надлежит построить пагоду на берегу реки. Пока эта пагода будет цела и невредима, в стране будет мир и покой. Очнувшись от сна, сановник принялся за дело. Впоследствии пагода вместе с окружающим ее комплексом храмов и павильонов получила название Тхиенму. В ХVIII–XIX веках комплекс превратился в роскошный архитектурный ансамбль. В 1844 году перед его главными воротами возвели восьмиугольную семиярусную башню высотой более 21 метра. Все ярусы посвящались Будде, и внутри каждого были поставлены его золотые скульптуры. Во время трагедий, постигших эти земли, статуи пропали. Сегодня они заменены бронзовыми копиями. Удивительно, но пророчество Тхиенму много раз оправдывалось: как только здание начинало ветшать, на Вьетнам обрушивались беды и войны. Недавно завершилась реставрация пагоды. Теперь она предстает перед посетителями во всей красе, а страна переживает небывалый экономический подъем. На авансцену вышло новое поколение мужественного и трудолюбивого народа вьетов, пытающихся избегать проторенных дорог и нащупывающих свой путь. Автор: Лариса ВЛАДИМИРОВА "Туризм и отдых" №41 13.10.2008 Тема: , , , , , , Материалы по теме
Полезно для мамуси